Изолированные реплики как одно из проявлений редукции коммуникации в современной прозе

(на материале белорусских, русских и немецких повестей)

В литературном произведении общение героев всегда отображается модифицированно по отношению к коммуникативному узусу и, в особенности, к конкретным ситуациям общения. В художественном произведении происходит как "сокращение", сжатие коммуникативной реальности, так и ее "развертывание". Конкретные условия, в которых происходит "сокращение" и "уплотнение" коммуникативной реальности в художественном отображении,  представляют интерес как для семиотики искусства, так и для теории коммуникации.

Материал исследования составили шесть произведений близкого рода и жанра (а именно, жанр современной психологической повести): две повести на белорусском языке — "Надзя, Надзейка..." (2006) В. Потапенко и "Тэст на першае каханне" (2007) В. Кадетовой; две повести на русском языке — "Косточка авокадо" (2005) Г. Щербаковой и "Веселые похороны" (2005) Л. Улицкой; и две повести на немецком языке — "Ruth (Freundinnen)" ‘«Рут (Подруги)»’ (2003) Ю. Герман и "Der Wanderer" ‘«Cтранник»’ (2005) Х. Ланге. Указанные произведения написаны в трех повествовательных манерах — от 1-го лица (Г. Щербакова и Ю. Герман), от 3-го лица (Л. Улицкая, В. Потапенко); в повести В. Кадетовой последовательно сочетаются две формы повествования (от 1-го и от 3-го лица); в произведении Х. Ланге повествование представляет собой свободный косвенный дискурс, в котором повествователь сливается с героем (пожилым писателем).

В современной прозе всё реже встречаются относительно законченные "сцены" общения; диалоги всё дальше отходят от "обмена репликами"; сюжетообразующие, повествовательные возможности прямой речи практически не используются. Основным назначением прямой речи становится как бы "документальное" (поэтому цитатное) свидетельство о персонаже, релевантное не для сюжета, а для характеристики персонажа. В художественной прозе диалог часто представлен отдельной репликой, которая нужна автору в качестве яркой цитаты из речи героя или даже только как намек на речь, в котором, однако, нередко дается квинтэссенция речевого поведения героя в конкретном эпизоде, а иногда и суть его характера. В настоящем исследовании такие реплики считаются изолированными. В следующем пассаже из повести В. Кадетовой представлено несколько изолированных реплик коллег-учителей: Мы вырашылі абраць Ігара Віктаравіча пастаянным сакратаром педсаветаў. “Ніхто так дакладна, як вы не зможа запісаць любую прамову!”, “І почырк у вас прыгожы!”, “Літаратурныя здольнасці на належным узроўні!” – наўзахваткі ільсцілі мы гісторыку, хаваючы агульную патаемную думку: “Толькі б не мяне!” [1, с.21]. Понятно, что эти реплики звучат в ответ на возможный отказ или несогласие учителя истории стать постоянным секретарем педсоветов. В составе таких изолированных (одиночных) реплик чаще всего встречаются инициальные реплики. В табличной записи ниже показана степень насыщенности рассматриваемых произведений изолированными репликами, а также количество инициальных реплик среди изолированных реплик.

Таблица – Количество изолированных реплик в шести повестях

Количественные данные относительно удельного веса изолированных реплик в произведении

Белорусские тексты

Русские тексты

Немецкие тексты

Кадетова

(1ф., 3ф.)

Потапенко

(3 ф.)

Щербакова

(1ф.)

Улицкая

(3ф.)

Герман

(1ф.)

Ланге

(СКД)

Количество изолированных реплик

11

(6,3%)

10

(11,5%)

25

(28,4%)

56 (13,7%)

65 (43,9%)

52 (49,5%)

Количество инициальных изолированных реплик

9

(5,1%)

10

(11,5%)

22

(25%)

49 (11,9%)

56 (37,8%)

38 (36,2%)

Общее количество реплик

175

(100%)

87

(100%)

88

(100%)

410 (100%)

148 (100%)

105 (100%)

Видно, что наличие изолированных реплик характерно для исследуемых повестей современных авторов (поскольку отвечает общей тенденции ко все более лаконичному письму), однако удельный вес изолированных реплик по отношению к общему количеству реплик может быть весьма различным. В рассматриваемых произведениях процент изолированных реплик колеблется в пределах от 6,3% до 49,5%. В отличие от других исследуемых повестей, двум белорусским авторам свойственна бóльшая представленность прямой речи, ее "выстроенность", последовательность. Поэтому изолированных реплик у них меньше, чем в повестях остальных авторов (при общей закономерности наличия изолированных реплик в повестях). В анализируемых повестях от 3-го лица число изолированных реплик меньше, чем в текстах от 1-го лица, однако повествование с разных точек зрения может значительно уменьшить, а свободный косвенный дискурс резко увеличить число изолированных реплик. К распространению изолированных реплик ведут также такие черты повествования, как его лиричность, повышенный психологизм, ретроспективность рассказа. В составе изолированных реплик чаще встречаются инициальные реплики, которые остаются без ответа по разным причинам. Вероятно, таков один из принципов отображения коммуникации в современной прозе.

Таким образом, элиминация  коммуникации в современной прозе проявляется в наличии в ткани повествования изолированных реплик, которые не столько отображают коммуникацию действующих лиц, сколько служат целям характерологии персонажей.

1. Кадзетава, В. Тэст на першае каханне / В. Кадзетава // Маладосць.– 2007. – № 8. – С.18—46.